Сказка о Снежной королеве

В большом городе столько людей и домов, что не всем удается разбить маленький садик, многим приходится довольствоваться комнатными цветами. В городе жили двое бедных детей, садик у них был чуть побольше цветочного горшка. Они не были братом и сестрой, но любили друг друга, словно родные. Жили они по соседству, под самой крышей — в мансардах двух смежных домов. Кровли домов почти соприкасались, стоило только перешагнуть водосточный желоб, и можно было сразу попасть через окошко к соседям.

Зимой дети были лишены этого удовольствия. Но когда окна совсем замерзали, малыши нагревали на печке медные монетки и прикладывали их к стеклам. Лед оттаивал, и получалось чудесное окошко, такое круглое-круглое. В нем показывался веселый, ласковый глазок, это мальчик и девочка смотрели из своих окон. Его звали Кай, ее – Герда. А на дворе бушевала метель.

– Это роятся белые пчелки, – сказала старая бабушка.

– А у них есть королева? – спросил мальчик. Он знал, что у настоящих пчел королева есть.

– Есть, – ответила бабушка. – Королева всегда там, где снежный рой всего гуще. Иногда в полночь она летает по улицам города и заглядывает в окна, тогда они покрываются чудесными ледяными узорами, словно цветами.

– А может Снежная королева прийти к нам? – испуганно спросила девочка.

– Пусть только попробует! – сказал мальчик. – Я посажу ее на раскаленную печку, и она растает.

Но бабушка погладила его по голове и завела разговор о другом.

Вечером, когда Кай вернулся домой, он забрался на скамеечку у окна и заглянул в круглое отверстие в том месте, где оттаял лед. За окном порхали снежинки; и одна из них, самая большая, вдруг опустилась на край цветочного ящика. Снежинка росла, росла, пока, наконец, не превратилась в высокую женщину, закутанную в тончайшее белое покрывало; казалось, оно было соткано из миллионов снежных звездочек. Женщина эта, такая прекрасная и величественная, была вся изо льда, из ослепительного, сверкающего льда, — и все же живая; глаза ее сияли, как две ясные звезды. Она склонилась к окну, кивнула мальчику и поманила его рукой. Это была сама Снежная королева. Кай долго, заворожено смотрел за окно, но так и не решился выйти к ней. Однако сердце его замерло от восхищения, которого мальчик никогда раньше не знал, – восхищения перед безупречной ледяной красотой.

Зима минула, настала весна, а за ней и лето. Светило солнце, ласточки вили гнезда под крышей, окна были распахнуты настежь, розы цвели. Но в своем сердце Кай по-прежнему иногда чувствовал тонкое покалывание – словно воспоминание о свидании со Снежной королевой. Те вещи, которые раньше казались прекрасными, тускнели и меркли, когда он вспоминал о зимней встрече. Теперь он видел, что его подруга Герда довольно проста и не слишком красива, видел, насколько уныл их городок и как бедна красота тщедушных роз, которые они лелеяли в ветхих деревянных ящиках. Сердце Кая наполнила тоска, которой не ведали другие дети – тоска по сияющей красоте, увиденной в один зимний вечер.

Он не знал, но любовь Снежной королевы, выбравшей его из тысяч других детей, уже начала преображать его. Его ум стал более тонким и требовательным, а сердце – более чувствительным к прекрасному.

Постепенно ему разонравились прежние детские забавы. Приносила ли ему девочка книжку с картинками, он видел, что эти картинки хороши только для младенцев; а когда бабушка начинала в который раз рассказывать одни и те же сказки, он засыпал от скуки.

И играл теперь Кай совсем по-другому - более замысловато. Как-то раз зимой, когда шел снег, он пришел с большим увеличительным стеклом и подставил под падающий снег полу своего синего пальто.

– Посмотри в стекло, Герда! – сказал он. Каждая снежинка увеличилась под стеклом во много раз и походила на роскошный цветок или звезду удивительной красоты. – Посмотри, как искусно сделано! И какая точность! Ни одной кривой линии. Ах, если бы только они не таяли!


На площади каталось много детей. Самые храбрые мальчишки привязывали свои салазки к крестьянским саням и отъезжали довольно далеко. Веселье так и кипело. В самый его разгар на площади появились большие белые сани; в них сидел человек, укутанный в пушистую, белую меховую шубу, на голове у него была такая же шапка. Сани два раза объехали площадь, Кай живо привязал к ним свои маленькие салазки и покатил. Большие сани понеслись быстрее и вскоре свернули с площади в переулок. Тот, кто сидел в них, обернулся и приветливо кивнул Каю, словно они были давно знакомы. Каждый раз, когда Кай хотел отвязать санки, седок в белой шубе кивал ему, и мальчик ехал дальше. Вот они выехали за городские ворота. Снег вдруг повалил густыми хлопьями, так что мальчик ничего не видел на шаг впереди себя, а сани все мчались.

Снежные хлопья росли и росли, пока не превратились в больших белых кур. Вдруг куры разлетелись во все стороны, большие сани остановились, и человек, сидевший в них, встал. Это была высокая, стройная, ослепительно белая женщина – Снежная королева.

– Славно проехались! – сказала она. – Ух, какой мороз! Ну-ка, залезай ко мне под медвежью шубу!

Она посадила мальчика рядом с собой на большие сани, закутала в шубу; Кай словно провалился в снежный сугроб.

– Тебе все еще холодно? – спросила она и поцеловала его в лоб. На мгновение Каю показалось, что он вот-вот умрет, до того ему стало хорошо. Теперь он уже не чувствовал холода.

– Мои санки! Не забудь про мои санки! – спохватился мальчик. Салазки привязали на спину одной из белых куриц, и она полетела с ними вслед за большими санями.

Кай взглянул на Снежную Королеву: она была так хороша! Он и представить себе не мог более умного, более прелестного и совершенного лица. Кай уже не чувствовал страха и рассказал ей, что умеет считать в уме и даже знает дроби, а еще знает, сколько в каждой стране квадратных миль и жителей ... А Снежная королева только улыбалась. Теперь Каю показалось, что он, в самом деле, знает так мало, так что он тоже замолчал и устремил взор в бесконечное воздушное пространство.


Много прекрасных, удивительных дней провел Кай во дворце Снежной королевы. Любовь властительницы Севера была такой же прозрачной, искрящейся и праздничной, как ее ледяной дворец. Здесь не было места горячим страстям, но было много надежности твердого льда, гордости, силы… и сколько угодно лучшего в мире мороженного. Здесь Кай был абсолютно свободен. Двери Ледяного дворца никогда не закрывались, Кай был волен уйти в любой момент. Но его сердце постепенно стало почти таким же ясным и разумным, как у самой королевы. Его уже не тянуло назад, к детским играм, к маленькой смешной Герде, к увядающим цветам. Перед ним лежал целый мир, и тысячи прекрасных, вечных снежных садов.

Кай и Снежная королева летали над лесами и озерами, над морями и сушей, она показывала ему землю и учила его. Под ними проносились со свистом холодные ветры, выли волки, сверкал снег, над головами с криком кружили черные вороны; но высоко вверху чудно переливалось северное сияние. Кай смотрел на него долгими ночами, а под утро засыпал у ног Снежной королевы.

Она же с улыбкой любовалась им во сне.

Но эта сказка разбилась, как зеркало, на тысячу осколков, когда во дворце Снежной королевы появилась Герда.


Она пришла, когда Кай был во дворце один. Он сидел в большом тронном зале, где вместо пола было замерзшее озеро. Лед на нем треснул и разбился на тысячи кусков; все куски были совершенно одинаковые и правильные, – настоящее произведение искусства!

Королеву ждали дела в теплых краях. Ей нужно было позаботиться о равновесии.

– Теперь я полечу в теплые края, загляну в черные котлы! – котлами Снежная королева называла кратеры огнедышащих гор. — Побелю их немного. Так надо. Это полезно для лимонов и винограда!

Королева улетела, а Кай остался один в пустом ледяном зале. Тем временем в незапертые двери дворца вошла Герда. Увидев Кая, она тотчас бросилась ему на шею.

– Кай, мой милый Кай! Наконец-то я тебя нашла!

В первый момент Каю захотелось оторвать ее от себя и попросить уйти. Но Герда расплакалась горячими слезами, и принялась рассказывать, сколько ей пришлось вытерпеть по дороге к нему.

Сердце Кая дрогнуло. Он поддался жалости – мучительному свойству дикого человеческого сердца, что заставляет людей совершать самые необдуманные поступки в своей жизни и потом горько оплакивать их. Ведь Кай еще не успел стать Снежным принцем, истинным наследником Королевы, еще не научился отличать по-настоящему прекрасные поступки от тех, что лишь выглядят такими. Слезы Герды наполнили его сердце жалостью, и он позволил ей взять себя за руку и увести из дворца.

А Снежная королева смотрела на их следы и молчала…


…На этом месте большинство сказочников ставят точку, не рассказывая о дальнейшем, спрятанном, как зимний день, за снежными узорами на стекле. Только в семье Кая и Герды знают, как на самом деле закончилась история про прекрасного мальчика и самоотверженную девочку.

Вернувшись из дворца, Кай и Герда вдруг обнаружили, что стали взрослыми за минувшее время. Герда смотрела на Кая с любовью, и он взял ее в жены, подчинившись еще одному обману горячего сердца – чувству благодарности. Ведь она всем и каждому рассказывала, как спасла его от страшной участи пленника Снежной королевы.

Но торжество маленькой Герды не оказалось долгим. Минуло несколько лет, родились дети, а тоска так и не оставила Кая. Зимой, когда падал снег, Герда пожарче топила печь, Кай же надевал куртку и большие рукавицы и выходил на холод. Он подставлял лицо ветру, прилетающему с Севера, холодному и нежному, как поцелуй его королевы, и мечтал о свободном полете под небом, озаренным северным сиянием. И чем старше становился он – тем острее была тоска.

Однажды под вечер разбушевалась метель. Снежные хлопья залепляли окна, словно хотели замуровать людей в домах. Вьюга выла в печных трубах, споря с огнем за каждый дом. В такой вечер Кай собрался на улицу. Герда пыталась отговорить его, но он молча поцеловал ее холодными губами, надел куртку и вышел.

С тех пор Герда больше не видела его. Только маленький мальчик из соседнего дома рассказал ей, как в буране словно бы пронеслись огромные белые сани, увозящие две фигуры.

Кай, наконец, обрел спокойствие и свободу, о которых мечтал. Его душа стремилась к знаниям и странствиям по миру, который он так и не успел узнать. А Снежная королева всегда исполняет желания тех, кто ей предан. Она наделила Кая вечной молодостью и красотой, чтобы он мог легко бродить по свету столько, сколько будет угодно его пытливому разуму. Но иногда он возвращается в Ледяной дворец, чтобы отдать дань почтения той, кто открыла ему мир.



http://10th.holdgold.ru - "Десятое Королевство", 24.05.10